30.5.2013/

Евгений Ясин: "Слово «либерал» сейчас стало почти ругательным..." / Интервью в качестве Почётного члена жюри Премии «ПолитПросвет»

 29.05.2013

Фонд "Либеральная миссия"

Евгений Ясин: "Я смотрю на развитие российской экономики и общества и вижу, что всё нормально..."


Беседа Евгения Григорьевича Ясина, президента Фонда «Либеральная миссия» и Почётного члена жюри публицистической премии «ПолитПросвет» с Верой Юдинцевой, координатором премии «ПолитПросвет».

Вера Юдинцева: Евгений Григорьевич, каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития политической ситуации? Если коротко – что будет? Что нам ждать?

Евгений Ясин: На мой взгляд, если мы говорим о политике, то хороших ответов нет. Нет ни быстрых ответов, ни долгосрочных ответов.

Я – участник событий, которые проходили в 90-х годах, когда формировались программы рыночных реформ, когда было противоречие между демократическими преобразованиями и экономическими, и тогда нужно было выбирать. Суть противоречий, которые вышли на поверхность в 93-ем году, в том числе во взаимоотношениях президента, парламента и правительства, связаны были с тем, что Егор Гайдар считал нужным отдать предпочтение экономическим преобразованиям. Потому что, во-первых, это нужно было для экономики, и нужно немедленно, а во-вторых, это открывало возможности для формирования социальной структуры, общества, которое затем стало бы готово и к политическим преобразованиям, к демократии.

Ведь общество эпохи Горбачева было прото-демократией. А когда вы проводите реформы, которые вызывают серьезные осложнения в жизни людей, это всегда непросто. Эти реформы приходилось оберегать.

Но сейчас ситуация изменилась. Я смотрю на развитие российской экономики и общества и вижу, что всё нормально.

Вы хотите поднять людей – ради чего? Они живут неплохо. Конечно, много недостатков, много проблем. Несомненно. Но ведь товары в магазинах есть! Экономический механизм благополучно работает. Пусть он работает на низких оборотах, думаю, что примерно вполовину той мощности, которая заложена в российском бизнесе. И это происходит потому, что наша политическая обстановка не способствует развитию. Но если она будет постепенно меняться так же, как будет меняться и правовая ситуация, будет становиться лучше.

Я считаю, что то, что было сделано в 90-х годах, даёт основания полагать, что дальше можно двигаться без революций, шаг за шагом. Какие-то будут необходимы серьезные подвижки, в этом я уверен – с переменой избирательной системы, партийной системы. И все это будет когда-то, но начинать надо не с этого. Есть очень уважаемые мною люди, например, Лилия Федоровна Шевцова, которые говорят, что нужно менять Конституцию, и пока она не изменится, всё бесполезно, ничего сделать нельзя. Ну что, будем сидеть и ждать, пока кто-то поменяет Конституцию?

Люди нуждаются, особенно сейчас, после 2011-го года, чтобы все время были какие-то события, которые оставляют надежду на то, что не всегда будет побеждать власть. Ну вот например, начал работать Координационный Совет оппозиции.

ВЮ: Складывается ощущение, что Вы – настоящий оптимист.

ЕЯ: Да, я с оптимизмом смотрю на происходящее. Сейчас все шумят, все говорят – вторая волна кризиса, близится катастрофа. Но я так не считаю. Нужно смотреть на историю –например, я читал историю многих стран, где проходили революции. Допустим, английская буржуазная революция, в результате там победило верховенство закона, но конечно, не всё сразу, в несколько этапов. Точно также шла борьба за всеобщее избирательное право во многих странах – всё происходит не сразу, есть период некоторого отката, возвращения назад, но в итоге прогрессивные силы побеждают.

ВЮ: Сейчас в стране заметно меняется картина либеральных общественно-политических СМИ. Газеты, журналы, порталы закрываются, переформатируются, увольняют главных редакторов. А как Вы думаете, какие перспективы у либеральной журналистики в нашей стране?

ЕЯ: Нынешнее состояние журналистики, конечно, совсем меня не удовлетворяет. Недавно я читал книгу замечательного историка Анисимова об императорской России. Он обратил внимание на важное свойство Петра I – не было случая, чтобы проигрыш вызывал у Петра чувство отчаяния, поражения, ощущения, что всё кончено. Пётр лишь ожесточался, чтобы собрать силы и подготовиться к следующему бою. Также и нам нужно воспринимать происходящее. Это вызов. А на вызов надо отвечать.

ВЮ: А как нам отвечать на этот вызов?

ЕЯ: Как отвечать? Нужно продолжать работать. Нужно каждому делать свое дело.

ВЮ: Куда же идти журналистам, если количество площадок для либеральных журналистов сокращается?

ЕЯ: Сейчас много возможностей есть, например, сайты в интернете. В моё время такого широкого информационного пространства не было.

Я вспоминаю, что когда у нас принималось законодательство о судебной и земской реформе в 1860-х годах, тогда выступал такой александровский «бюрократ» Фадеев. Он говорил: «В России нет многих сословий. Есть два сословия: образованные люди, это XIX век. А есть крестьяне, и это IX век, их состояние мало отличается от того, что было в родоплеменных общинах». Отношения в крестьянских общинах строились на личном знакомстве, по принципу «глаз-в-глаз». Только на этом строится доверие, понятно, чего ждать от человека, и неважно, умный человек или глупый, важно, что свой, знакомый. А неизвестный человек не вызывает доверия. Это было, напомню, в 60-х годах позапрошлого века. В 2000-ом году специалисты ВШЭ во главе с профессором Эфендиевым провели исследование в Белгородской области и выяснили, что и сейчас в белгородских селах жители придерживаются того же принципа. Самое главное – что «свой», пусть и дурак.

То же самое происходит в Интернете. Просто община стала не такая маленькая, не такая компактная, но принцип сохраняется тот же самый, возникает такое же ощущение «глаз-в-глаз».

ВЮ: Раз мы заговорили об интернете, как Вы думаете, может так случиться, что социальные медиа заменят собой, по крайней мере, частично, профессиональную журналистику? Уже сейчас многие читают любимых авторов не только в газетах и журналах, а в Facebook.

ЕЯ: Нет, я так не думаю. Всегда публицисты, настоящие публицисты, имеющие свою позицию, оказывают влияние. Так было даже в советское время, когда им было очень сложно работать. Публицисты должны продолжать делать главное своё дело – оказывать влияние на сознание людей.

ВЮ: А велико ли сейчас влияние либеральной журналистики, публицистики? Как раз той публицистики, для поощрения и развития которой и создана премия «ПолитПросвет».

ЕЯ: Хороший вопрос. С одной стороны, влияние такое, что слово «либерал» сейчас стало почти ругательным. Если вас назвали либералом, к вам хуже будут относиться. Либералы не пользуются общественным признанием – да так и всегда было. Даже при Александре II так было. Но выдающиеся люди всё равно играют огромную роль. Необходимо, чтобы появлялись такие яркие, талантливые люди среди журналистов и публицистов. И они появляются – например, Дмитрий Быков. Он ведь вырос на наших глазах.

ВЮ: А не кажется ли Вам, что хотя публицистов хороших много, но площадок для них все меньше?

ЕЯ: Да, поле сокращается. Но нам всем надо заботиться о том, чтоб в Интернете, в ВШЭ, где-то ещё появлялись новые. Вообще не хватает хорошей, содержательной аналитики. В основном везде эмоции, мнения, перемывается одно и то же.

Как раз один из наших лучших и редких аналитиков – это финалист нынешнего года премии «ПолитПросвет» Дмитрий Орешкин.

Но вообще, подводя итог, я должен сказать, что у нас сейчас обстановка политического кризиса. Это вызывает разные эмоции, панику. Но есть другие обстоятельства: и экономические, и культурные, которые заставляют нас думать, что всё небезнадежно. В этом я убежден.